Каждое пятое предприятие малого и среднего бизнеса не пережило карантин

Каждое пятое предприятие малого и среднего бизнеса не пережило карантин

Остановить прослушивание

Владимир Гердо/ТАСС

Почти 20% российских предприятий малого и среднего бизнеса не смогли возобновить работу, несмотря на снятие большинства связанных с коронавирусом ограничений. Аналитики «Эвотор» выяснили, что самыми распространенными причинами простоя или закрытия бизнеса явились разногласия с арендодателями, падение спроса и неподъемные финансовые проблемы, ставшие следствием падения спроса и недостаточной поддержки от государства.

, а 16% отметили сложности с персоналом — сотрудники некоторых предприятий разъехались по родным городам на время самоизоляции или относятся к группе риска и потому не могут продолжить работу.

Результаты опроса отражают ситуацию не только в индустрии красоты, но и в малом и среднем бизнесе в целом, указывает генеральный директор «Эвотора» Андрей Романенко, напоминая, что к началу текущего месяца так и не открылось 19% предприятий. В некоторых республиках, как, к примеру, в Тыве, до сих пор не работает больше половины торговых точек малого и среднего бизнеса по сравнению с докризисными показателями.

«Ни в одном из регионов число работающих предприятий МСБ не восстановилось полностью. С финансовыми трудностями из-за пандемии так или иначе столкнулось большинство предпринимателей, а сокращение спроса во время и после локдауна и невозможность платить за аренду во время простоя стали основными причинами закрытия бизнеса», — говорит Романенко.

Представленные производителем онлайн-касс данные согласуются с недавним опросом Торгово-промышленной палаты, в котором участвовали 26,8 тыс. предпринимателей микро-, малого и среднего бизнеса. У организации составила такое же соотношение, что и «Эвотор» — каждая пятая компания в России не пережила режим нерабочих дней из-за распространения коронавируса, говорит руководитель отдела аналитических исследований «Высшей школы управления финансами» Михаил Коган.

«В начале июля 13% компаний уже закрылись, а 7% находились в стадии ликвидации. Почти половина опрошенных приступили к работе с неясными перспективами, и лишь трети удалось приспособиться к новым условиям и встроиться в новую постковидную колею», — приводит данные эксперт, указывая на серьезный шок для экономики в связи с введенными карантинными мерами.

С учетом высокой конкуренции в ряде сфер бизнеса, отсутствия достаточного запаса прочности у многих компаний и фактического обнуления выручки в наиболее пострадавших от COVID-19 отраслях, тяжело представить меньший ущерб, чем он оказался в итоге,

указывает Михаил Коган.

По его словам, ситуация могла сложиться и драматичнее, если бы не критикуемые, но так или иначе оказавшие поддержку меры правительства и Банка России по возможности реструктуризации кредитов и предоставления кредитных каникул, «зарплатных кредитов», налоговых отсрочек.

«В антикризисном плане правительства на субсидии из сектора МСП было предусмотрено 590 млрд рублей. В то же время одобренные льготные кредиты на зарплаты в 289 млрд рублей и объем налоговых отсрочек в 140 млрд рублей к текущему моменту выглядят недостаточными для того, чтобы статистика была принципиально лучше», — добавляет финансист.

Большинство экспертов так и оценивают меры поддержки государства: полезные, но недостаточно эффективные.

«Конечно же, поддержка государством бизнеса была недостаточной. Если бы было наоборот, мы бы не наблюдали сегодня такую грустную картину в малом предпринимательстве. Очень негативно отразились весьма ограниченные меры нашего государства по прямой финансовой поддержке населения, то есть непосредственных потребителей товаров и услуг. Их было попросту мало», — считает основатель и генеральный директор event-компании Heavy World Алексей Чаликов.

Он добавляет, что, в частности, крайне негативно на бизнес повлияли и некомпетентные действия конкретных государственных ведомств, в частности, Роспотребнадзора.

«Вместо того, чтобы стать помощником бизнеса в это тяжелое время, объяснить, как соблюсти обязательные во время пандемии условия и сохранить свое дело, где-то пойти навстречу предпринимателю, убедившись, что работа его предприятия безопасна,

Роспотребнадзор уравнял наиболее опасные с точки зрения распространения вируса предприятия со всеми остальными и превратился в карающую дубинку, которую бизнес боялся сильнее банкротства», — отметил Чаликов.

Не меньшую роль сыграло и то, что арендаторы и арендодатели не могут решить вопрос относительно аренды так, чтобы это было выгодно всем, подтверждает результаты исследования «Эвотора» независимый финансовый аналитик Жан-Поль Чуркин, указывая на несовершенство законодательства в этом вопросе.

«Как правило, все организации из наиболее пострадавших отраслей не имеют собственных помещений, а арендуют их. То, что арендодатели не идут на компромисс и не снижают или не отменяют арендные платежи, объясняется тем, что они могут столкнуться с проблемами при сдаче налоговых деклараций», — обращает внимание эксперт, объясняя, что оказание безвозмездных услуг не предусмотрено налоговым законодательство и при подаче отчетности арендодателей могут принудить уплатить НДС за оказание безвозмездных услуг, а именно предоставление помещений в пользование с нулевой арендной ставкой.

Аналитик также напоминает, что на форс-мажор у бизнеса положиться тоже не получилось:

«Чтобы ситуацию с пандемией признали форс-мажором, необходимо заключение ТПП, которая, однако, четко дала понять, что сама по себе пандемия форс-мажором не является. Именно поэтому определенный бизнес продолжает терпеть или закрываться», — резюмирует эксперт.

Источник