Кто точит ножи против Сербии и России?

Кто точит ножи против Сербии и России?

Александр Вучич и Владимир Путин. Иллюстрация: zanews.ru

Почти две недели назад в Белом доме состоялось подписание соглашений о нормализации экономических отношений между Белградом и Приштиной. Между тем пропагандистская кампания по критике этого документа только набирает обороты, а ее тезисы порой вызывают недоумение. Так, президента Сербии Александра Вучича уже успели обвинить в том, что, подписав эту бумагу в Вашингтоне, он ни много ни мало «вонзил нож в спину России».

При этом авторы данного и других похожих комментариев неосознанно (что печально) или специально (что еще хуже) игнорируют три ключевых аспекта произошедшего в США. Факты эти никак не вписываются в раскручиваемую кампанию. Напротив, они дают основания говорить о самом крупном успехе сербской дипломатии и лично президента Сербии Александра Вучича не только на косовском, но и на других ключевых направлениях международной политики за последние годы.

Во-первых, по своему формату документ ни структурно, ни содержательно не является «соглашением о признании Белградом независимости самопровозглашенного Косово», — а именно этого на протяжении последних лет все более жестко требовали от Сербии в США и в Европейском союзе. Визирование договора в его финальной редакции, причем и согласованного на пике давления, — это максимум возможного и реальный дипломатический триумф Александра Вучича.

Во-вторых, по итогам напряженных трехсторонних консультаций делегаций Сербии, Косово и США из текста удалось исключить практически все пункты, которые шли вразрез с принципиальной позицией Белграда о непризнании Косово. А ведь именно они могли реально подорвать сербско-российские отношения как в политической, так и в торгово-экономической (прежде всего, энергетической) сферах.

В-третьих, подписанное соглашение — повторюсь, что достигнуто оно было в условиях минимального пространства для маневров, — позволило Сербии укрепить свои позиции на переговорах с Косово, которые проходят под эгидой Европейского союза. Получается, что сегодня именно ЕС однозначно проигрывает вследствие вашингтонских договоренностей.

Итак, по порядку. Что конкретно было подписано в Вашингтоне 4 сентября при посредничестве США?

Это был не один, а два документа, которые стали результатом сложной дипломатической комбинации. Изначально она не планировалась, а реализована была исключительно по требованию сербского президента, увидевшего в общем документе, подписываемом им и главой косовского «правительства» Авдуллахом Хоти, международно-правовое закрепление независимости Косово (в том числе благодаря присутствию в тексте соответствующего пункта).

В результате обе делегации были по отдельности приняты президентом США Дональдом Трампом, после чего они подписали бумаги, не имеющие характер двустороннего документа и отличающиеся друг от друга.

Подробный формат противоречит интересам вовсе не Сербии и не России, а Европейского союза. Именно Брюссель в последние годы требовал от Белграда подписать полноценное двустороннее соглашение о признании независимости самопровозглашенной республики. Подобное требование объясняется стремлением ЕС обеспечить себе дальнейшее расширение на Балканах и укрепить контроль над балканскими столицами согласно ранее разработанным в Брюсселе моделям. К слову, именно такая позиция ЕС фактически заблокировала заключение в 2019 году соглашения между Белградом и Приштиной. Тогда Германия категорически отвергла документ, в котором де-факто был прописан раздел Косово на сербскую и албанскую части. И именно позиция Берлина и поддержавшего его Парижа значительно сузила пространство для маневров Сербии и Косово, отбросив переговорный процесс на пять лет назад — на позиции 2015 года, когда стороны заключили комплекс Брюссельских соглашений при активном участии ЕС.

Американская же администрация в процессе нынешних переговоров исходила из экономических соображений и из собственного интереса к заключению «большой сделки». В итоге сделка обернулась не просто двусторонним соглашением: она приобрела очертания широкого регионального механизма торгово-экономического взаимодействия.

Несомненная заслуга Александра Вучича состоит в том, что он сумел использовать данное «окно возможностей» (т.е. близость президентских выборов в США) для того, чтобы максимально «растворить» косовскую проблематику в перечне мер по развитию балканского регионального взаимодействия и выйти на еще более широкие международные развязки.

Заключенные договоренности предусматривают расширение проекта «Балканский мини-Шенген» — фактическое появление на Балканах зоны свободной торговли и безвизового пространства в рамках территорий Сербии, Косово, Албании и Северной Македонии, а также развитие регионального сотрудничества в энергетической сфере.

При этом достигнутые договоренности по налаживанию отношений Сербии и Косово с Израилем объективно являются всего лишь подтверждением статус-кво на Ближнем Востоке и никоим образом не навлекут на Сербию «гнев всего мусульманского мира».

Показательно, что уже после подписания сербско-косовских документов о нормализации отношений с Израилем объявили Объединенные Арабские Эмираты и Бахрейн. На очереди — Саудовская Аравия и Оман. Данные акты признания, по мнению ближневосточных мусульманских столиц, открывают дорогу для сотрудничества ради «мира и стабильности» в регионе. В частности, одним из главных пунктов соглашения Израиля и ОАЭ является нормализация отношений по договору, названному «авраамическим» в честь трех авраамических религий — иудаизма, ислама и христианства.

Ну, а что же Россия?

Для нее пункты вашингтонских соглашений объективно носят либо нейтральный, либо позитивный характер.

Перевод отношений Белграда и Приштины из политической (как того хочет ЕС) в экономическую плоскость открывает перед Москвой возможность более активно подключить весь балканский регион к системе собственных энергетических, инфраструктурных и торговых проектов и инициатив, оставляя за скобками необходимость предварительного урегулирования проблемы статуса Косово.

Напомним, что Александр Вучич и Авдуллах Хоти документально зафиксировали обоюдное намерение налаживать транспортное сообщение, осуществлять программы бизнес-поддержки и реализовывать совместные энергетические проекты. Конкретно по энергетике Вучич настоял на исключении из текста пункта об обязательстве Сербии закупать американский сжиженный природный газ.

«Президент Вучич в ходе переговоров с Дональдом Трампом отказался брать на себя обязательства закупать американский СПГ», — подтвердил директор канцелярии по Косово и Метохии при правительстве Сербии Марко Джурич.

Зафиксированное на бумаге намерение Сербии и Косово не позволять «неблагонадежным операторам» (читай — китайским) развертывать на своей территории инфраструктуру 5G-сетей, также открывает дополнительные возможности для российских операторов (в том числе, «Ростелекома»).

Не менее важными видятся для России и «бонусы» в политическом плане. Решение сторон о том, что Косово на год заморозит попытки стать членом международных организаций, снимает с России политическое бремя активных усилий на косовском треке в ООН. Заодно это может оказаться полезным при переносе косовских механизмов на собственные взаимоотношения с непризнанными республиками на пространстве бывшего СССР (ДНР, ЛНР, Приднестровье).

Некоторые эксперты все вышеперечисленное предложили считать «ножом в спину России». Правы они в одном: сегодня в Сербии действительно точатся ножи, а их владельцы хотят с помощью подобного оружия похоронить отношения Сербии и России и нанести ущерб интересам Москвы. Только вот ножи эти — не в руках Александра Вучича и его команды, а, наоборот, у его политических противников из стана некомпетентной сербской оппозиции.

Петр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук,
главный редактор журнала «Вопросы истории», автор портала «Балканист» — специально для EADaily